Федеральная целевая программа | Интервью Виталия Мутко газете «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»
 
 

Интервью

Интервью Виталия Мутко газете «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»

15:50, 25.12.2012
Интервью Виталия Мутко газете «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»

Вчера в редакции "СЭ" побывал министр спорта России.
- Пресс-служба Минспорта со ссылкой на вас пишет, что в Сочи сборной России вряд ли удастся завоевать первое место в медальном зачете...
- Задачу бороться за первое место с нас никто не снимал. Хотя корректировать ее можно - не только мне, но и высшему руководству страны. Я вам так скажу. Если мы в этом году по итогам сезона окажемся в первой пятерке, а лучше всего в тройке, то можем серьезно говорить о наших притязаниях в Сочи. Чтобы выиграть в 2014 году, нужно будет завоевать 18 - 19 золотых медалей. В Ванкувере у нас их, напомню, было три. Сейчас будет намного больше. Но вот точное количество назвать пока не решусь. Хотя с мыслями про эти медали я давно засыпаю и просыпаюсь.

- Когда засыпаете, сколько у вас медалей?
- (Хохочет.) Десять. А проснуться надо с девятнадцатую. В целом я удовлетворен тем, как сейчас работают все сборные по зимним видам. Поддержите их, пожалуйста. Очень прошу.

- Недавно на президентском совете по спорту звучали доклады: дескать, мы в России победили проблему допинга. А буквально через один-два дня посыпались сообщения о новых дисквалификациях наших спортсменов. Одних только легкоатлетов за 2012 год поймано под 20 человек! Какая же это "победа"?
- Наверное, и через сто лет министру спорта будут задавать подобные вопросы. Думаю, мы еще очень нескоро справимся с проблемой допинга. По крайней мере я не знаю, кто может избавить спорт от этих проблем. Что говорить, если даже глава WADA Джон Фейхи как-то заявил: мы, мол, делаем все, что в наших силах, но совершенно непонятно, когда победим в этой борьбе. Человечество всегда будет изобретать новые формы и методы употребления запрещенных веществ.
Со своей стороны замечу: за последние четыре года Россия проделала огромную работу по борьбе с допингом. Далеко не последнюю роль в этом нелегком процессе сыграли и вы, журналисты. Если раньше народ чуть что начинал кричать, что наши чиновники не защищают наших же спортсменов, то теперь общество стало осуждать допинг.
Поймите, запрещенный препарат может попасть в организм человека исключительно с его согласия. А мы не можем постоянно дежурить рядом с ним. Раньше в понимании многих уличенный спортсмен представал едва ли не жертвой. Сегодня же все понимают, что допинг несет непоправимый вред здоровью атлета и размывает понятие честной конкурентной борьбы.
Кроме того, мы создали автономную и независимую организацию - РУСАДА. За год она забирает до восемнадцати тысяч проб. Естественно, сто - двести человек при столь тщательных проверках окажутся "грязными". Мы построили специальное здание для современной лаборатории стоимостью полмиллиарда рублей. Она уже аккредитована и активно работает. Плюс открыли границы для антидопинговых офицеров. Четыре года назад такого специалиста останавливали на границе и интересовались содержимым контейнеров для допинг-проб. А на попытки протеста - мол, после вскрытия пробы автоматически становятся недействительными - таможенники лишь разводили руками: существует опасность терроризма. Сегодня же любой офицер имеет возможность протестировать любого спортсмена.
В этом плане мы, конечно, стали куда более открытыми. А ведь в спорте до сих пор есть такие страны, куда невозможно въехать, я уж не говорю о заборе проб. Как бы то ни было, в отчете WADA за 2011 год четко указано: "Россия соответствует антидопинговому кодексу". Кстати, считаю, что в 2016 году вся возня, сопряженная с допинговыми вопросами, в России пойдет на убыль.

- Почему именно в 2016-м?
- Потому, что срок хранения проб составляет восемь лет. Хотя, может, я и погорячился с 2016-м. Лучше назвать 2018-й.

- Другими словами, "хвосты" сегодняшних тестов будут "торчать" еще лет восемь?
- Видите, как происходит: МОК перепроверил пробы, взятые на Играх в Афинах-2004, и протестировал их всего за несколько дней до окончания срока действия. А Международная федерация легкой атлетики, как ни крути, нынче среди самых передовых. Ее спортсмены первыми перешли на биологические и кровяные паспорта. Теперь спортсмену постоянно приходится думать о том, что он ест и пьет, высылать координаты своего местоположения и так далее.
Меня очень волнует то, что многие тренеры и спортсмены абсолютно убеждены в двух вещах. Во-первых, что допинг принимают все. А во-вторых, что он может заменить тренировочные нагрузки. На самом же деле фармакология добавляет спортсмену 10 - 15 процентов. Это много, но без базы, без основной работы и допинг не поможет.
Наши велосипедисты поделились со мной впечатлениями от работы случайно встреченной ими в Испании Юстины Ковальчик. Знаменитая лыжница таскала шины с утра до ночи! Вот как нужно тренироваться...
А возвращаясь к вашему вопросу… Почему мы были спокойны за Россию в плане допинга во время Игр в Лондоне? Потому что удалось взять ситуацию под хороший контроль.

- В числе дисквалифицированных в 2012 году легкоатлетов - сразу два представителя спортивной ходьбы. Это бросает тень на мордовскую школу Виктора Чёгина и ставит под сомнение всю ее золотую репутацию?
- Ни в коем случае.

- Позади первая треть предолимпийского зимнего сезона. На этапах Кубков мира наши одержали в полтора раза больше побед, чем год назад за тот же период. Это увеличивает наш "аппетит" в плане золота в Сочи?
- Мировые спортивные аналитики дают прогнозы на Игры, отталкиваясь и от Кубков мира тоже. Считается так: если в течение сезона ты дважды выигрываешь этап Кубка, то попадаешь в число потенциальных претендентов на золото Игр. Логика тут простая: каждый этап является своего рода мини-чемпионатом мира. А вот Эцио Гамба, итальянский тренер нашей сборной по дзюдо, разработал свою концепцию: спортсмен может стать олимпийским чемпионом, если в течение 4-летнего цикла входил в восьмерку мировых лидеров по рейтингу.
В общем, то, что мы теперь чаще побеждаем на зимних Кубках, достаточно показательно. Радует и то, что Россия стала побеждать в тех видах, где раньше была далеко от пьедестала. Пример - шорт-трек.

- Но из четырех побед три в шорт-треке одержал натурализованный кореец Виктор Ан. В сноуборде первую награду выиграл бывший американец Вик Вайлд. Делать ставку на натурализованных спортсменов - это тоже тенденция?
- Один Ан в поле не воин. У него конкурентная среда, его подпирают наши - Захаров, Григорьев. А что до натурализации, то хочу обратить ваше внимание на то, как серьезна в современном спорте глобализация. Мигрируют спортсмены и тренеры. Они ищут не только более высокие зарплаты, но и лучшую материальную базу, медицину, фармакологию. Некоторые страны, у которых нет своих традиций в том или ином виде спорта, берутся этим людям такие условия обеспечить.
Мы тоже шли на натурализацию, когда видели, что у нас не хватает традиций. Но придавать процессу глобальный характер не стали, причем осознанно. Наша натурализация - точечная. Я вам больше скажу - человеческая. Паспорт тому же Вайлду выдали не просто так. Он ведь женился на Алене (Заварзиной, российской сноубордистке. - Прим. "СЭ").
Ан попросился к нам сам, когда его после травмы фактически бросили в Корее, где в шорт-треке слишком высокая конкуренции. Мы его взяли, вылечили, помогли. Или фигуристка Татьяна Волосожар. Я наблюдал за ней в Ванкувере, и было видно: ее уровень намного выше, чем у украинского партнера. А сейчас Татьяна с Максимом (Траньковым. - Прим. "СЭ") - мировые лидеры. Под российским флагом. Так что за каждым приглашением стояла какая-то человеческая история.

- Стоит ли ожидать прорыва в других "нероссийских" видах? Или времени до Сочи осталось уже слишком мало?
- Фристайл очень перспективен. Мы там фактически на глазах создаем тренировочную базу и даже в Сочи можем ожидать какого-то прорыва. В сноуборде перспективы тоже хорошие.

- При всех наших успехах в зимних видах есть спортсмены, на которых очень рассчитывали, но которые в этом сезоне пока в тени: Зайцева, Тудегешева, Скобрев...
- Подождите, Зайцева и сегодня на высоком уровне. Просто она сама для себя расставляет приоритеты. Выводы мы будем делать по главным стартам сезона - чемпионатам мира и соревнованиям в Сочи. В каком-то смысле сочинские турниры даже важнее. А ориентироваться только на Кубки мира не надо. Вот увидите: многие топ-спортсмены будут пропускать отдельные этапы ради подготовки к чемпионатам мира. Наша задача - смоделировать сейчас подготовку к следующему сезону. В этом смысле работа идет по плану...
И раз уж вы затронули биатлон, скажу: за мужскую команду мы почти спокойны. Есть легкая тревога за женскую, но я не хочу сейчас нагнетать. Все, что надо, скорректируем после сезона. Тогда же жестко ограничим составы всех без исключения олимпийских сборных. Сейчас у нас в среднем по полтора состава, а кое-где - все два. Мы на это осознанно идем и финансируем, ожидая - вдруг кто-то еще "выстрелит"? Но перед сезоном-2013/14 определимся с олимпийским костяком четко. Это касается и спортсменов, и тренеров.

- То есть, если у Пихлера не получится сейчас, его еще можно будет заменить?
- Я сказал то, что сказал. Это касается всех тренеров, а не только Пихлера. Влиять на ситуацию мы можем в любом виде спорта, можете не сомневаться. Если у кого-то в федерациях есть иллюзия, что, прикрываясь статьей закона "Об общественных организациях", они полностью самостоятельны, то это глубокое заблуждение. На носу - домашние Игры, и шутки шутить никто не собирается.

- Вы сказали, что будете удовлетворены пятым местом России по итогам нынешней зимы. По каким критериям?
- Только по чемпионатам мира. Для нас именно они станут основным тестом. Хотя и за Кубками мира следим серьезно. Впрочем, результат - результатом, но... Главное, что удалось за эти годы подготовки к Сочи после Ванкувера, - мы в каждой федерации сформировали ближайший резерв. Это было, прямо скажем, недешево. Мы практически взяли на круглогодичное обеспечение подготовку молодежных и юниорских составов. Но зато в прошлом году Россия по всем 14 видам в младших возрастах была вне конкуренции.
Мы не выиграли только в прыжках с трамплина, двоеборье и горных лыжах. А в остальных дисциплинах везде были с золотом или в призах. В лыжах разыгрывалось 14 комплектов - взяли 10 золотых медалей! Это говорит о том, что у нас невероятный резерв. Но форсировать подготовку этих спортсменов к Сочи нельзя. Это перспектива. Которая внушает оптимизм и дает нам некий маневр на ближайшие 3-4 года. Чтобы провести полную модернизацию системы подготовки спортивного резерва...
Мы сознательно пошли по пути жесткого определения базовых видов спорта, хотя было очень много оппонентов, которые говорили что при такой политике "небазовые" виды прекратят развиваться. Но ведь базовый вид не освобождает регион от развития спорта в целом, это вопрос правильного распределения ресурсов. Мы не можем греблю на байдарках и каноэ развивать везде. Как и велосипед или бобслей. Это вопрос выбора.
Берем четыре последних спартакиады учащихся спортивно-юношеских школ и видим: в определенном регионе есть хорошие результаты по конкретному виду спорта, есть представители в сборной страны. Например, бобслеист Зубков из Братска. Вот эту школу и надо поддерживать. Мы направили в выбранные школы 360 миллионов рублей, начали выдавать субсидии из федерального бюджета. На следующий год в программе - 2 миллиарда на поддержание материальной базы этих школ. Мы сделаем все, чтобы эти центры работали.
Надо построить мощную пирамиду подготовки резерва. У нас 53 тысячи общеобразовательных школ в стране, это примерно 13 миллионов детей. Мы уже вовлекли в спорт 30 процентов населения, а к 2020 году хотим поднять до 40. Представляете?! Когда такая пирамида будет готовой и работающей - я смогу с чистой совестью оставить свой пост.
А сейчас... Каждую неделю какой-то чемпионат, раз в два года Олимпийские игры. Ясно, что меня все тычут в медальное табло. Но главное-то направление удара - подрастающее поколение. Если мы эту систему выстроим, то будем абсолютно спокойно себя чувствовать - и будем непобедимы! Сможем гарантированно конкурировать за тройку в общекомандном зачете.

* * *
- Недавно вы заявили: "Меня тревожит фактор времени и готовности олимпийских объектов". Следует ли в данном случае читать между строк - мол, у российских спортсменов в Сочи "фактор своего поля" будет недостаточным?
- Это очень тонкий вопрос. Перед каждым субъектом, который задействован в подготовке к Сочи, - своя задача. У министерства спорта - одна, у строителя - своя. Для него построить вовремя объект - такой же подвиг, как для спортсмена - выиграть Олимпийские игры. Я не хочу никого критиковать, люди и так работают сутками. Но вместе с тем все должны понимать, что мы не каждый день проводим Олимпиады и не каждый день строим такие объекты. Здесь общий успех зависит от работы каждого...
Этот зимний сезон уже начался, команды разъехались по всему миру и будут теперь приезжать на тестовые соревнования в Сочи вместе со всеми иностранцами. Задача теперь заключается в другом - чтобы с октября 2013 года абсолютно все было в распоряжении российских сборных. Абсолютно всех! Это, конечно, непросто. Вон, у бразильцев чемпионат мира по футболу на носу, а проблем - выше крыши. Зато Блаттер в твиттере пишет, что в восторге от России.

- Президент МОК Жак Рогге от России тоже в восторге?
- Я присутствовал в Сочи во время недавнего визита координационной комиссии МОК. Жан-Клод Килли, у которая эта миссия - последняя в карьере, честно сказал: когда в 2007 году Олимпиаду отдавали России, у МОК были серьезные сомнения.

- А сейчас?
- Масштаб работ в Сочи не может не восхищать. Мы сели на железную дорогу, поехали. Проезжаем четыре или пять новеньких тоннелей. Приезжаем на Эста-Садок - там новая станция, подъемники. Дороги, развязки, энергетика. Это то, что после Игр останется людям. В Сочи ведь как раньше было и даже сейчас пока еще есть? Сидишь дома - вдруг свет погас. Я уже не говорю о том, что канализация раньше шла в море. Сейчас все котельные перевели на газ, а это совершенно другая экология. Поймите, это работа, которую не видно. Спортивная составляющая в олимпийской стройке в Сочи составляет не более 30 процентов.

- Когда настанет пора передавать олимпийские объекты МОК - чтобы там уже все спортсмены могли тренироваться?
- Есть график: все объекты поступят к Оргкомитету с конца ноября-декабря будущего года. Все будет закрыто под безопасность, еще раз обследовано, и объекты превратятся в режимные. Но до этого мы должны их использовать для тренировок наших спортсменов, что мы, надеюсь, и сделаем. К следующему сезону все сборные должны готовиться там.

- Президент FIS Джанфранко Каспер критикует организаторов Сочи за то, что была снижена вместимость объектов для фристайла и прыжков с трамплина...
- Прыжки с трамплина достаточно популярны в мире. Но мы считаем, что если у нас вместимость арены достигнет 7,5 тысяч и эти места будут заполнены, то для России это здорово. Надо ведь исходить из реальности. Зачем нам строить трибуны на 15 - 20 тысяч?

- Президент Международного союза конькобежцев Оттавио Чинкванта, показалось, был разочарован полупустыми трибунами во время недавнего финала "Гран-при" по фигурному катанию в Сочи. Можете внести ясность: трибуны не были заполнены потому, что спроса не было? Или возникли технические проблемы с реализацией билетов?
- Отдано в продажу было всего около трех тысяч билетов. Это же все было в тестовом режиме. Никто не ставил задачи продать максимум. И Оттавио Чинкванта об этом знает. Билеты продавались только в городе, а не на самой арене.
Конечно, в принципе, это неправильно, и во время Олимпийских игр будет иначе. Мы впервые проводили соревнования в Имеретинской долине, и у нас просто не было возможности принять большое количество зрителей. По сути дела, там сейчас идет завершение стройки всех объектов - главного стадиона, других арен, гостиниц берегового кластера. Плюс самое сложное - завершается прокладка инженерных сетей, коммуникаций. Там сейчас на одну легковую машину приходится по двадцать грузовых! И всего одна дорога, по которой можно к объектам подъехать. Отсюда все проблемы. Так что продавать людям билеты, тем самым создавая им же огромные неудобства, было бы неправильно. Они просто не смогли бы попасть на соревнования.
В горном кластере, напротив, по сути все готово. В комплексе "Роза Хутор" уже можно принимать болельщиков. Еще в прошлом году там проходили соревнования и были зрители. Сейчас завершаются все работы по биатлонному стадиону...
Кстати, мне Чинкванта ничего подобного не говорил. Напротив, написал теплое письмо, где дал очень высокую оценку сочинскому финалу "Гран-при". Я бы даже сказал - высочайшую оценку. И поблагодарил за то, что соревнования посетил президент страны. Ведь когда приехал Владимир Владимирович, мы собрали представителей всех технических служб, тренерского цеха других стран, международной федерации, и Путин всех спросил прямо: "Вам нравится? Может есть какие-то проблемы?" Это был деловой разговор. Закрытый и серьезный.
Конечно, Чинкванта хочет, чтобы была высокая посещаемость. Если бы мы проводили финал "Гран-при" в любом другом городе, стадион, конечно же, был бы забит битком. Да и мне, признаться, обидно, что зрителей в Сочи было немного, ведь приезжали мировые звезды - по шесть лучших спортсменов мира в каждом виде программы, но...
Надо четко понимать одну вещь. Мы - такая страна, что если берем на себя ответственность по проведению соревнований, то идем по максимальному уровню требований. И отсюда к нам такое отношение - что все должно быть наилучшим. С Россией в этом плане может конкурировать разве что Китай, который тоже всегда пытается брать самую высокую планку.

- Заканчивая разговор о Сочи. Будут ли проблемы с использованием олимпийских объектов после Игр?
- У нас есть программа "Наследие", в первом приближении она уже утверждена. Конечно, по ходу строительства она чуть меняется, но концепция есть. Твердо могу сказать, что центральный стадион останется и перейдет в собственность Краснодарского края. Этот объект после церемоний открытия и закрытия Игр-2014 будет частично демонтирован и приведен в порядок - в соответствии с требованиями ФИФА под чемпионат мира по футболу. Сейчас стадион строится не под футбол, а потом будет доделан.
Одну ледовую арену мы себе оставим обязательно, а у остальных уже есть другое предназначение. На одной мы сделаем велотрек, конькобежный овал Краснодарский край переделает под многофункциональный выставочный комплекс. И так далее.

- То есть "белых слонов" не будет?
- Нет! Что касается горного кластера, то он будет продолжать эксплуатироваться. Санно-бобслейную трассу мы заберем в собственность Министерства спорта. Уже говорили с президентом международной федерации бобслея Иво Ферриани о закреплении за ней одного из этапов Кубка мира. Было бы неплохо, если бы появилась связка этапов Сочи - Парамоново. Правда, трассу в Парамоново придется еще доработать...
Трамплины оставляем полностью себе. Плюс приобретаем здание Олимпийской деревни в "Розе Хутор", где будет создан филиал центра сборных России. Там круглый год должны работать команды по бобслею, саням, прыжкам с трамплина, двоеборью. Еще надо подумать, как сохранить центр экстремальных видов спорта. Очень не хочется сносить после Игр все постройки - это ведь очень сложные инженерные сооружения.

- Насчет конькобежного овала. России не нужен каток олимпийского уровня?
- Не нужен. Правда. У нас в стране уже есть катки в Москве и в Коломне. А ведь речь идет о катке категории "А" - таком, что подходит для проведения чемпионатов мира и этапов Кубка мира. Необходимости иметь такой овал в Сочи не существует.

- А в качестве базы для сборной?
- Тоже нет. Во-первых, это юг - высокая температура, высокие эксплуатационные расходы. Там под куполом температура летом доходит до 40 градусов. Лед содержать очень недешево. Во-вторых, этот объект строится за счет инвестиционных денег, а не бюджета, и инвесторы будут его переделывать в деловой выставочный центр. В Сочи традиционно проходит международный инвестиционный форум, и его планируют перенести на территорию этого нового выставочного центра.

- Самая яркая спортивная победа 2012 года по вашей версии?
- Все яркие! Так сложилось, что я начал с поражений, поэтому теперь радуюсь каждой победе. Конечно, самым значимым событием была Олимпиада. Волейболисты, Чичерова, Мустафина, Захаров, синхронистки, "художницы". Именно олимпийцы и паралимпийцы написали самые яркие страницы спортивного года.

- А если вам дать листок для голосования: спортсмен года, тренер года, команда года...
- Вы мне такие вопросы даже не задавайте. Это абсолютно бесперспективно. Я совершенно ангажированный в этом смысле человек, слишком глубоко знаю предмет. Был бы я сторонним наблюдателем, тогда ответил бы. А так, когда победы многих - частичка и моего труда, как я могу кого-то выделять?

- Вы всё российское золото в Лондоне живьем видели?
- Почти. Мой рабочий день там начинался в 7 утра и заканчивался в районе часа ночи. Был выбор в последний день: художественная гимнастика или волейбол. В итоге успел и на то, и на другое.

* * *
- Мы были бы неправы, если бы под занавес беседы не задали хотя бы несколько футбольных вопросов. Какова судьба "Лужников"?
- Там будет финал чемпионата мира по футболу. В 2013 году пройдут чемпионат мира по легкой атлетике и финал Кубка мира по регби-7. Вы это имеете в виду?

- Нет. Мы о том, что их, по некоторым данным, могут снести.
- Конечно, центральная арена "Лужников", утвержденная как матч для открытия и для финала, морально устарела. ФИФА предъявляет к ней повышенные требования, в том числе по вместимости. Для финала нужен стадион с чистой вместимостью 80 тысяч зрителей. Значит, надо делать на 87-88 тысяч. Есть серьезные замечания по зонам гостеприимства и ложе прессы, а с первых десяти рядов просто ничего не видно.
Наша задача - недостатки устранить. Есть две концепции. Первая - модернизация. Вторая - полный снос. Думаю, с учетом исторической ценности и общественного мнения, скорее всего, победит первый вариант. Но итоговое решение будет принято мэром города и правительством Москвы. Главное, чтобы "Лужники" остались спортивным объектом, а не ушли в коммерцию. Кстати, для центра подготовки национальных сборной по футболу лучше места, чем "Лужники", не найти. Но тогда обязательно нужны технический центр, жилой комплекс…

- Когда ждать принятия решения?
- Вполне вероятно, еще до конца года.

- На выборах президента РФС вы поддерживали Николая Толстых. Во многом благодаря вам он в итоге и победил. Как оцените первые четыре месяца его работы?
- Оценивать должны те, кто избирал, - члены РФС. И, конечно, болельщики. Да, я поддерживал Толстых и этого не скрывал. Из имевшегося списка кандидатов я посчитал Николая Александровича самым подготовленным с точки зрения знания футбола и понимания его проблем. Настала пора прийти к власти футбольному человеку.
Но пока он провел на посту президента РФС слишком мало времени, чтобы давать глубокую оценку его решениям, действиям и программам. Понятно лишь то, что сегодня в футболе накопилось немало проблем. Падает посещаемость, снижаются рейтинги трансляций, много негатива на стадионах. Да и идеи футбол порой выдает такие, что не имеют объяснений. Надо излагать понятные, продуманные вещи.

- Самое время задать вопрос о проекте чемпионата СНГ.
- Если подходить к нему с точки зрения интеграции наших народов, то, наверное, идея хорошая. Но так к ней никто не подходит. А со спортивной точки зрения не вижу пока ни преимуществ, ни аргументов. Пусть дадут концепцию - тогда будет что обсуждать. Но принципиально я являюсь сторонником продвижения своей страны и своего чемпионата.
У нас есть программа развития футбола, есть порядка 100 профессиональных клубов. Нам надо поднимать интерес к чемпионату России. А любая надстройка над ним этому интересу, с моей точки зрения, лишь навредит.


Сергей Бутов, Дмитрий Окунев, Дмитрий Симонов, Лина Холина

 

 

Источник: http://www.minsport.gov.ru/press-centre/interview/2666/

  Теги Виталий Мутко