Федеральная целевая программа | Интервью Виталия Мутко редакции «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»
 
 

Интервью

Интервью Виталия Мутко редакции «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»

19:00, 18.11.2013
Интервью Виталия Мутко редакции «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЦЕЛЬ – БЫТЬ ПЕРВЫМИ В МИРЕ

– Летний сезон практически завершен, можно подводить первые итоги. Насколько они Вас радуют или огорчают?

– По общему количеству медалей мы находимся на втором месте, а золотых наград у нас и вовсе 27. Поэтому уже сейчас, пусть даже несколько чемпионатов мира еще впереди, можно сказать, что сезон получился хороший. Нельзя не упомянуть и о первенствах мира среди молодежи – тут у нас вообще большое превосходство. Ясно, что в летних видах проделана значительная позитивная работа.
При этом двигаемся мы по всем направлениям – хотя и с разной скоростью. К примеру, произошел настоящий прорыв в тяжелой атлетике. А в проблемных для нас видах – академической гребле, пулевой стрельбе – мы сменили тренеров, утвердили программу развития. Но в целом, повторяю, я удовлетворен.
Ну и, конечно, мы на хорошем уровне провели несколько крупнейших соревнований – Чемпионат мира по легкой атлетике, Универсиаду и другие турниры.

– Значат ли Ваши слова, что никаких организационных проблем при проведении этих соревнований не было?

– Вообще никаких. До сегодняшнего дня получаю благодарности и положительные отзывы.

– Но какие-то уроки перед Олимпиадой вы все же извлекли?

– Конечно. Надо больше использовать свое наследие и потенциал. Мне хочется, чтобы люди, которые работают в подобных проектах, участвовали и в следующих. А то у нас в каждом проекте все как в первый раз. Понятно, что везде разные подходы, технологии подготовки, но наследие должно сохраняться и передаваться.

– Возвращаясь к Универсиаде, которую мы выиграли. Вас не смущает, что после нее многие наши лидеры на чемпионатах мира выступили не так ярко?

– Имена, явки, пароли? На самом деле вы не правы – я не считаю, что это было проблемой. Не надо стесняться своих побед. В Казани мы лишний раз подтвердили, что если есть цель выиграть – мы можем ее выполнить. А передо мной, как перед министром, подобная цель поставлена. Быть первыми в мире – это наша стратегическая задача.

МАССОВОЙ НАТУРАЛИЗАЦИИ НЕ БУДЕТ

– В последнее время большой резонанс вызвала информация о приглашении в Россию кенийских бегунов.

– Знаю про настороженность того же Юры Борзаковского в этом вопросе. В любом случае могу сказать, что массовой натурализации точно не будет. А вот точечно, в тех видах, в которых нам хочется что-то подтянуть или поднять конкуренцию, – да, это возможно.
Наша главная цель сейчас – появление региональных центров и модернизация системы подготовки резерва. Мы должны создать такую систему, которая постоянно будет производить нам членов сборных страны, создаст конкурентную среду. Кстати, уже создан Центр подготовки спортивного резерва, и со следующего года он получит первые ставки для талантливых ребят. Но, пока система не заработала полностью, в некоторых видах нам придется прибегнуть к натурализации.

– Насколько реальна возможность того, что Россия подаст заявку на проведение Олимпиады-2024?

– В Правительстве этот вопрос ни разу не обсуждался и с Президентом страны мы на эту тему никогда не говорили. В отличие от заявки Петербурга на футбольный чемпионат Европы-2020.

– И каковы шансы Питера?

– Тему выдвижения города на проведение матчей Euro-2020 мы обсуждали с Президентом страны и президентом УЕФА Мишелем Платини. Этот город выбран, потому что сегодня он, по сути, готов принять такой турнир. Осталось только стадион построить. Но с другой стороны, мы в 2018-м проводим Чемпионат мира, и это, будем откровенны, наш маленький минус. Хотя не стоит сбрасывать со счетов и то, что это будет юбилейный турнир, а мы были самыми первыми чемпионами Европы.

– Считаете, что арену в Питере все-таки построят?

– Несмотря на все шутки на эту тему, должен заметить: если, к примеру, вы видели стадион четыре месяца назад, то сегодня его не узнаете.

– Кампанией по продвижению Петербурга будут заниматься те же люди, которые работали над заявкой России на ЧМ-2018?

– Хотелось бы, чтобы в Петербурге сами побегали-поработали, но, думаю, вы правы. (Улыбается.)

НЕ ОБИЖАЙТЕ НАШИХ СПОРТСМЕНОВ

– Начинает набирать обороты зимний олимпийский сезон…

– Конечно, сейчас вся команда, скажем так, – под нагрузкой, но все работают по плану. Нельзя сразу ждать результатов, но вместе с тем мы видим, что в том же шорт-треке, где Кубок мира уже завершается, нет этапа Кубка мира, где бы мы не были в призах. Уже и победы есть у Виктора Ана. В фигурном катании тоже наблюдаем: если вдруг Сотникова оступается, то у нас появляется Липницкая. Или Погорилая неожиданно выигрывает. Поэтому считаю, что старт зимнего сезона для нас обнадеживающий.

– Какие зимние федерации за три месяца до Олимпиады кажутся вам самыми проблемными?

– Все абсолютно отмобилизованы, везде расставлены кадры. Сегодня в командах работает около 90 иностранных специалистов, сборная обеспечена научным, методологическим, медицинским сопровождением. У всех жесточайший график. Сейчас задача главных тренеров и лидеров команд – очень четко подвести себя к сочинским стартам. Где нужно – пропустить перед Играми какие-то соревнования.
Я недавно с Александром Легковым говорил – он пока еще не решил, бежать ли "Тур де Ски", который он выиграл в прошлом сезоне. Запретить очень сложно, но, с другой стороны, понимаешь, что впереди Сочи – главный старт. Если посмотреть на график соревнований сборных, то очень часто выходной у спортсменов – это перелет. Режим очень напряженный.

– Вам не обидно, что прыгуны и горнолыжники поедут на Олимпиаду, грубо говоря, только как туристы?

– Не обижайте наших спортсменов. Мы впервые за 35 лет построили новые трамплины – в Чайковском и Нижнем Тагиле. Раньше ребятам элементарно было негде тренироваться, и они все время ездили за рубеж. Сейчас у них есть материальная база дома. Мы наконец-то открыли школы с нормальными условиями. В Чайковском и Нижнем Тагиле 500 детей набрано. Я не могу поливать их лейкой, чтобы они быстрее росли. Но запомните: через восемь лет из Чайковского и Нижнего Тагила у нас будут элитные спортсмены. Абсолютно в этом уверен.
При этом и нынешняя сборная по прыжкам очень интересна – есть Васильев, Корнилов, Аввакумова. Тот же Васильев сейчас переживает вторую молодость и может далеко прыгнуть на сочинском трамплине. Другое дело – баллы. В этом отношении в данном виде все, как в фигурном катании. Значит, нужно работать и работать.
В горных лыжах тоже есть прогресс, взять того же Хорошилова. Не нужно списывать нас со счетов и в новых дисциплинах фристайла и сноуборда. Уверен, что в этих молодежных дисциплинах у России все будет хорошо. Везде есть талантливые ребята, просто чуть-чуть времени не хватило, года-двух.

– У Минспорта есть рабочий план по медалям в Сочи?

– Конечно.

– И насколько он велик?

– Я бы не хотел пока отвечать на этот вопрос. На все ответит Олимпиада. Да, в прошлом сезоне мы завоевали семь золотых медалей в олимпийских дисциплинах на чемпионатах мира. Но ведь у нас были и подиумы в различных дисциплинах. Не забудем и о том, что существует, как я говорю, резерв главного командования. Тот же Зубков в бобслее. Он весь сезон был лидером, но чемпионат мира проиграл. Почему мы не должны на него ставить? К тому же у него появилась конкуренция со стороны молодых ребят. В санях тоже есть претенденты на медали, как у мужчин, так и у женщин, а еще в программе и эстафета. В биатлоне мы не получили золота на предыдущем чемпионате мира, но в Ванкувере было два золота. Плюс, конечно, надо помнить про хоккей.
Российский зимний спорт в прошлом сезоне стал четвертым-пятым в мире. Если мы повторим такой результат на Олимпиаде в Сочи, это уже будет очень хорошо. При этом третье место, и пусть меня критикуют за эти слова, станет выдающимся результатом.
А вот следующая Олимпиада в Корее уже будет другой. Такая уверенность возникает у меня из-за того, что на первенствах мира для спортсменов не старше 23 лет в последние два сезона мы являемся абсолютными лидерами. Не завоевали золото только в прыжках с трамплина, двоеборье и горных лыжах.

В «ЛУЖНИКАХ» УЖЕ ДЕМОНТИРУЮТ СИДЕНЬЯ

– По словам специалистов, у российских спортсменов по зимним видам спорта сейчас нет никаких организационных проблем. Не расслабит ли их это накануне Олимпиады в Сочи?

– Я не вижу здесь повода для страхов. Мы просто постарались убрать те мелочи, которые тревожили ребят раньше. Им, например, негде было лыжи привести в порядок, приходилось тратить свои деньги на дорогу или костюм, самим искать спонсоров для того, чтобы нанять хореографа и т.д.
Возьмите шорт-трек. Разве это плохо, что они имеют хорошую базу и неограниченный доступ ко льду в Новогорске? Так они там по 4 – 5 часов в день пашут! Разве плохо, что у них есть возможность после тренировки посетить восстановительный центр? У нас десятилетиями не было нормальных врачей и массажистов, даже сейчас не могу сказать, что мы решили этот вопрос до конца.

– В Сочи Вы посетите соревнования по всем видам спорта?

– Да, собираюсь побывать везде.

– Футболисты сборной говорят, что когда Вы приезжаете – они выигрывают. У них такая примета сложилась. Может, и в зимних видах спорта что-то подобное будет?

– Надеюсь еще несколько раз встретиться с командами до Олимпиады. Планирую побывать на нескольких этапах Кубка мира, чтобы международные федерации видели наше внимание. Обязательно побываю и на российских турнирах, где будет отбор в олимпийский состав – например, на чемпионате России по фигурному катанию в декабре в Сочи.
Моя задача – чтобы команды, спортсмены, тренеры чувствовали, что у них есть поддержка и что я как министр не спрашиваю у них за результат, а вместе с ними за него отвечаю. Если сюда добавится поддержка болельщиков, то ребята станут по-другому себя чувствовать. Будут понимать, что представляют свою страну.

– А что будет после Сочи? Не ждать ли резкого сокращения финансирования зимних видов?

– Нам это не грозит. Президент страны Владимир Путин – человек, который в хорошем смысле погружен в спорт, знает, что это такое. Мы ни на копейку не сократили финансирование спорта, последовательно и серьезно его развиваем. Конечно, мне бы хотелось, чтобы мы делали больше. Но возьмите темпы строительства спортивных сооружений и скажите, когда в отечественной истории они были такими? Ответ: ни-ко-гда. В год у нас прирастает по 4 тысячи спортивных сооружений. Только с помощью федерального бюджета мы строим по 200 – 300 спортивных объектов в год.
На сегодня из федерального бюджета профинансировано около 1150 спортивных сооружений, 167 футбольных полей, три футбольных манежа. Каждый день где-то что-то открывается. До конца года еще 100 спортивных сооружений будет открыто. Взят курс на то, чтобы к 2020 году увеличить пропускную способность спортсооружений в два раза. Задача в том, чтобы все граждане страны получили возможность для занятий. Мы будем делать для этого все. Я мог бы полдня вам рассказывать, что мы делаем во всех 83 регионах: тут и арены, и подъемники, и спортивные комплексы, и стадионы, и так далее.

– Только вот в Москве осенью негде было играть в футбол.

– Это немножко другая история. Скоро все наладится. В следующем августе откроем стадион «Спартака». Причина нынешних проблем – вопрос скорее организационный.

– «Лужники» вроде бы могли выручать футболистов на несколько месяцев дольше, а то и на полгода.

– Там уже демонтируют сиденья. Вопрос не в этом. Может, они и могли бы выручать. Но ведь о том, что «Лужники» закроют на реконструкцию, было объявлено два года назад. Очень сложно шел процесс согласования концепции с ФИФА. Сейчас правительство Москвы объявило параллельные конкурсы и на проектирование, и на строительство. Времени у нас очень мало, а реконструкция такого стадиона – это очень масштабный проект.

– Уже есть решение: будет ли стадион чисто футбольным или беговые дорожки все-таки останутся?

– На время Чемпионата мира по футболу он будет чисто футбольным. Но технически там будет предусмотрена возможность впоследствии проводить и легкоатлетические соревнования.

– А как прокомментируете ситуацию с «Мегаспортом»?

– Нужно дождаться, чтобы техническая экспертиза вынесла свое решение. То ли там конструктивные недоработки, то ли строители допустили оплошность. Требования к безопасности людей будут только ужесточаться. И спортсооружения должны им соответствовать.

– Есть надежда, что объекты, построенные в Сочи, не ждет судьба «Мегаспорта»?

– За стройку я, конечно же, не отвечаю. Но меня напрямую касаются вопросы олимпийского наследия. Большинство объектов после Игр будет передано Министерству спорта. На некоторых объектах мы создадим Федеральный центр подготовки, на некоторых – детский спортивно-оздоровительный центр. Ряд объектов будет передан Центру подготовки сборных команд страны и администрации Краснодарского края. Можно сказать, что службы эксплуатации спортивных объектов уже начинают работать под нашим контролем. В любом случае, надеюсь, с объектами в Сочи никаких проблем не будет.

МНЕ ИНТЕРЕСНО ПРОДОЛЖИТЬ РАБОТУ И ПОСЛЕ СОЧИ

– Возвращаясь к финансированию зимних видов спорта, переформулируем вопрос: денег в сезоне - 14/15 будет выделено столько же, как сейчас? Или меньше?

– Суммы на самом деле и сейчас уже уменьшаются. Как вы знаете, под Олимпиаду в Сочи была принята специальная программа, где было прописано и финансирование. Суть в том, что первые два года у нас был расширенный список кандидатов, практически два состава, которые были в равных условиях. Естественно, в будущем команда Б не будет получать столько же. Но каких-то глобальных сокращений ждать не надо. Просто ориентир будет повернут на Рио-де-Жанейро. Общий бюджет не сокращен. А дальше будем смотреть индивидуально.

– Вы сказали, что третье общекомандное место в Сочи – это большой успех. А кто, на Ваш взгляд, займет первое и второе?

– Вы не хуже меня знаете, что лидером пока является Норвегия. Только в лыжах и биатлоне она забирает 10-12 медалей. Плюс у них неплохие горные лыжи, некоторые дисциплины фристайла. Очень сильны американцы. Введение некоторых новых дисциплин оказалось им на руку. Еще, конечно, Канада. Это основная тройка. А дальше есть Германия, которая не хочет терять позиции. И Южная Корея – за счет большого количества медалей в коньках и шорт-треке. Это и есть круг основных претендентов на первую тройку. Есть и другие страны, которые могут забрать ту или другую медаль.

– Вас не волнует ситуация с вратарями в сборной России по хоккею за считанные месяцы до начала Олимпиады?

– Волнует. Не хотел бы сейчас ничего говорить по Варламову. Надеюсь, что американский суд разберется во всех связанных с этим игроком вопросах. Конечно, мы на него очень рассчитываем. Хотя на недавнем этапе Евротура неплохо сыграли и другие ребята.
Но ясно, что сформировать боеспособную олимпийскую команду целиком из хоккеистов КХЛ мы не сможем. Поэтому внимательно следим за всеми россиянами, выступающими за океаном, не только за вратарями. Каждый наш игрок в НХЛ для нас очень важен. Осенью мы собирали кандидатов в команду в Сочи, и мне показалось, что все парни понимают: впереди – особая, домашняя Олимпиада. Дополнительно их настраивать никакой необходимости нет. Уверен, что за эту команду не будет стыдно. С другой стороны, это, конечно, спорт, и может случиться всякое. Хочется пожелать ребятам, чтобы у них все срослось.

– Вы чувствуете в себе силы продолжать работу на своем нынешнем посту и после Олимпиады в Сочи?

– Насколько я знаю себя, сил хватит. Конечно, государственная служба – это своеобразное занятие. Все мы – солдаты. И многое будет зависеть от того, как Президент страны оценит мою работу, какие новые задачи поставит.

– Но сами бы вы хотели после Сочи продолжать работу в прежнем направлении?

– Да, впереди еще много вызовов. Например, Чемпионат мира по футболу-2018, где я являюсь председателем оргкомитета. Без участия государства этот проект не сдвинуть. Минспорта стало координирующим органом: на нас завязано свыше 300 различных программ – от аэропортов до спортивной инфраструктуры. 12 стадионов, 113 тренировочных полей, 64 базы для проживания команд – это все нужно создать. Это большой вызов и, не скрою, мне это интересно. Впереди также зимняя Универсиада в Красноярске, которая, как мы надеемся, даст импульс для развития всего края.

У КАЖДОГО ГОРОДА ЧМ-2018 ЕСТЬ СВОИ СЛОЖНОСТИ

– Поскольку вы заговорили о ЧМ-2018… Объясните, что происходит со стадионом в Екатеринбурге?

– Как раз на днях встречался с губернатором Свердловской области, он представил мне проект реконструкции. Проблема там в следующем: две входные группы являются памятником архитектуры. И мы не можем ничего с ними делать без соответствующего разрешения. Долго искали выход. Сама арена пусть и была недавно обновлена, но требованиям ФИФА не соответствует. При этом с точки зрения остальной инфраструктуры Екатеринбург уже сегодня практически готов. Я бы очень хотел, чтобы такой большой город с традициями принял чемпионат мира.

– А что, есть вероятность того, что не примет?

– Нет, почему же? Наоборот, стадион должен стать импульсом для развития логистики в центре города. Арена, конечно, очень зажата, земли мало. Но сейчас необходимый участок уже сформирован. Для воплощения проекта в жизнь осталось получить разрешение от Министерства культуры перенести эти самые входные группы.

– Екатеринбург сейчас самый проблемный из городов, которые примут ЧМ?

– Я бы так не сказал – там есть и политическая воля, и желание. У каждого города свои сложности, многое предстоит сделать. К примеру, в Волгограде недостаточных размеров земельный участок для размещения временной инфраструктуры. В Калининграде под строительство выбран остров, где арена должна стать доминантой развития нового района. В Ростове идут большие намывные работы на левом берегу Дона, где тоже должен возникнуть новый микрорайон. В Самаре нужно переносить радиовышки, в Нижнем – таможню.

– За какой город сейчас волнительнее всего?

– Не хотел бы этого говорить. Пока мы везде в графике. Нам нужно не позднее мая следующего года на всех семи стадионах выйти на строительную площадку. А для этого нужно везде уйти на экспертизу до февраля.

– А если в мае вдруг выяснится, что кто-то в сроки не укладывается?

– Никаких изменений в концепции не будет, города останутся те же – это точно. Мы должны справиться. Темпы подготовки чемпионата мира настолько стремительны… В 2015 году нам уже проводить жеребьевку отборочного турнира.

– Заявление Платини о возможном увеличении числа команд – участниц ЧМ до 40 команд не может коснуться 2018 года?

– Буквально вчера Мишель рассказал мне, что решение увеличить число участников финальной части Euro с 16 команд до 24 было принято за два года до того, как Франция провела турнир. Так что никогда не говори «никогда». Но вообще дело в другом: Платини как президент УЕФА просто защищает интересы Европы, ведь ФИФА собирается увеличить квоту для азиатских и африканских команд – за счет европейских.

– Но если завтра Вам скажут – команд будет не 32, а 40?

– Думаю, этого не случится. А если такое все же представить, то просто увеличится нагрузка на стадионы. Каждый примет, условно говоря, не по 4 – 5 матчей, а по 6.

– У сборной России своя постоянная база когда-нибудь появится?

– Сейчас разрабатывается концепция реконструкции «Лужников» и полей там будет достаточно. Остается, правда, вопрос размещения. Еще есть вариант с реконструкцией всего ЗИЛовского микрорайона. А Леонид Федун строит мощнейший центр вокруг стадиона «Спартак» в Тушине с шестью полями и гостиницей.
Так что будем решать – перспективы за счет чемпионата мира очень хорошие.

ПРОДЛЕНИЕ ДОГОВОРА С КАПЕЛЛО ОДОБРЯЮ

– Самая актуальная сейчас тема – продление договора с Фабио Капелло.

– Могу сказать, что принципиальное согласие между тренером и РФС достигнуто. Вопрос сейчас находится в плоскости доработок каких-то последних деталей. Насколько мне известно, 21 – 22 ноября в Москву приедет его юрист (сын Капелло Пьерфилиппо – прим. «СЭ»), и все должно быть улажено. Есть несколько вариантов даты подписания нового соглашения, но, скорее всего, официально все будет оформлено после жеребьевки Чемпионата мира-2014 (она состоится 6 декабря – прим. «СЭ»). Занимается этим РФС. Но я как министр спорта должен согласовывать кандидатуры главных тренеров во всех видах спорта. И кандидатуру Капелло одобряю полностью.

– Не смущает ли вас то, что в 2018-м итальянцу будет уже 72?

– Нет. В функциональном плане Фабио – в полном порядке. Дело в другом. Сейчас нельзя терять взятый темп и преемственность. Мы никак не можем наладить систему выращивания своих тренеров. Капелло же говорит, что на новый четырехлетний цикл готов создать штаб из отечественных специалистов и взять на себя всю пирамиду юношеских сборных. Это именно то, чего я хотел добиться еще в бытность президентом РФС.

– Какие-то конкретные имена претендентов на вхождение в штаб Капелло в ваших беседах назывались?

– Нет. Эти вопросы – прерогатива РФС. И не стоит думать, что я как-то вмешиваюсь в дела футбольного союза.

– Но известно, что Капелло «замкнут» на Вас…

– Почему?! Он работник РФС, общается с его руководителями, они обеспечивают его сборы, перелеты и так далее. Просто так получилось, что в период отсутствия в федерации какого-либо руководства нужно было принимать решение. Никто не брал на себя ответственность – и мне пришлось дать определенные гарантии. И так уж вышло, что мы с Капелло подружились.

– При этом ходят слухи, что отношения с Николаем Толстых у итальянца не самые лучшие...

– Кому-то третьему сложно давать оценку подобным вещам. Мне кажется, что отношения у них рабочие. Фабио – такой человек… Он хочет быть максимально полезным и сам просит, чтобы его побольше задействовали. Не буду никому ничего припоминать, но Капелло находится в Москве постоянно. Он просто живет футболом.

В РИО ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЕТ «РУССКИЙ ДОМ»

– За процессом подготовки сборной к Чемпионату мира в Бразилии следить будете?

– Конечно, постараюсь ситуацию контролировать. Я, к примеру, был просто в шоке, когда увидел предварительный календарь весенней части чемпионата России и дату начала сбора национальной команды – во второй половине мая. Ведь матч открытия – уже 12 июня! Мы даже в худшие времена отдавали тренеру команду как минимум за месяц. Две недели на «физику», две – на тактику. А это еще и другой континент, нужно время на акклиматизацию. Уверен, что все руководители клубов – патриоты и готовы пойти навстречу. Поэтому обратился к президенту РФПЛ Сергею Прядкину с просьбой внимательно обдумать этот вопрос.

– В вопросах определения премиальных тоже участвуете?

– Нет, в это вмешиваться не собираюсь.

– А с поиском базы в Бразилии поможете?

– Да. Сейчас ситуация там не самая лучшая: сборная России во всех вариантах – второй «номер». Я уже поговорил с послом, скоро туда поедет делегация во главе с Алексеем Сорокиным. Нужно покрутиться, поработать, чтобы добиться комфортного расположения.

– В 2012-м в Польше с местом проживания явно промахнулись…

– Здесь очень многое зависит от взглядов конкретного тренера. У Фабио уже есть опыт работы с этой командой. К примеру, его полностью устраивают условия в Москве – Swissotel, стадион на Восточной. Поэтому сейчас предварительный план таков: две недели в Москве, а потом – в Бразилию. Думаю, обстановку там Капелло будет требовать прежде всего рабочую.

– Место будет определено уже в ближайшее время?

– Конечно. Фабио должен увидеть его сразу после жеребьевки. От ее итогов многое и будет зависеть, поскольку нужно минимизировать неизбежные перелеты. Но предварительный список из двух-трех баз у нас уже есть.

– «Русский дом» в Бразилии будет?

– В Рио-де-Жанейро. Я на днях посмотрел концепцию – все очень удобно, недалеко от международного пресс-центра.

– А если сборная будет играть далеко от Рио?

– Это не важно. Смысл «Русского дома» – рассказывать иностранцам о России, показывать концепцию ЧМ-2018. Плюс это точка притяжения наших болельщиков.

У КОКОРИНА БОЛЬШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ, НО НУЖНО ПАХАТЬ

– Все ли матчи сборной в отборочном цикле Вы смотрели?

– Конечно.

– Есть среди игроков те, кто приятно удивил?

– В последних матчах очень понравились Глушаков, Самедов. Большие перспективы у Кокорина, но ему нужно еще пахать.

– К отсутствию Денисова на нынешнем сборе как отнеслись?

– Тут все понятно. У Капелло есть футболисты, которые не вызывают сомнений. При этом скоро все уйдут в отпуск, и нужно успеть посмотреть в деле остальных.

– Но Денисов и в Баку не играл…

– Если это воспитательные меры, то пусть они останутся между ними. Я знаю, что круг претендентов у Капелло достаточно широк, и он хочет дать шанс всем.

– Аршавин такой шанс тоже получит?

– Сложно сказать. Было бы сейчас начало отборочного цикла, однозначно ответил бы «да». Но сейчас… Да, Андрей в полном порядке, но как будет после долгого зимнего перерыва? Вообще я отношусь к нему субъективно, с симпатией, поэтому мне этот вопрос лучше не задавать. Кого-то Аршавин, наверное, обидел, в чем-то, возможно, избалован, но… То, что как футболист он сделал для сборной очень много, сомнений ни у кого, думаю, не вызывает.

– Вы с кем-то из футболистов в последнее время персонально общались?

– Специально нет. Сейчас и без того сумасшедшая «закрутка» – постоянные перелеты. Бывают какие-то случайные встречи. Как-то дочь приезжала в гости, пошли в кино – и встретили Сережу Игнашевича с семьей. Было очень приятно.
Мы часто критикуем оборону сборной, но вдумайтесь, сколько лет эти ребята – Игнашевич, Березуцкие, Акинфеев – служат сборной! Скромные и преданные футболу люди, режимщики. Да мне многие в сборной симпатичны. И Глушаков, и Широков подходили и говорили: «Хочу помочь детско-юношеской школе, готов купить за свои деньги поле. Попросите, пожалуйста, мэра или губернатора, чтобы помогли с нулевым циклом». И в предыдущем поколении игроков были такие, кто старался помогать развитию футбола. Смертин, например. Молодцы!

– Появление у РФС спонсора – компании НОВОТЭК – связано с предполагаемым продлением контракта с Капелло?

– Просто у РФС была свободная позиция генерального спонсора.

– Почему же он столь долго не мог ее заполнить?

– С чего начнет тот, кто хочет стать спонсором футбольного проекта? Он изучит, какова популярность, проверит рейтинги трансляций за последний год, чтобы понять, что даст ему спонсорство. Между тем такое впечатление, что руководители РФС и лиги это не понимают.

– Какова реальная ситуация с долгами в РФС?

– Пусть об этом президент РФС рассказывает.

– Кто виноват в том, что случилось в Ярославле?

– Однозначного ответа нет – там целый комплекс причин. Это и плохая организация матча, которой занимались РФС и владельцы стадиона, и непрофессиональная работа стюардов, и непродуманные действия милиции. Конечно, нельзя забывать и про наличие провокаторов среди зрителей, которые хотели добиться именно того, что в итоге и произошло.
Нам нужно защитить наш футбол, иначе ничего хорошего его не ждет, мы и так уже, кажется, подошли к последней черте. 20 января у нас вступает в силу Федеральный закон о болельщиках. К этой же дате Правительство должно принять «Правила поведения болельщиков» – два фундаментальных документа, за нарушение которых будут следовать серьезные санкции.

МАТЧИ ПРИ ПУСТЫХ ТРИБУНАХ – ЭТО ПУТЬ В НИКУДА

– Знаем, что Вы провели очень жесткое совещание по Ярославлю со всеми заинтересованными лицами. У них есть понимание того, что на этот раз все и впрямь дошло до последней черты?

– Мне кажется, да. Наша общая цель – защитить футбол. Не сумеем ее выполнить – так и будем играть без зрителей. Еще и спонсоры постепенно уйдут, перестанут транслироваться матчи...
Вот, кстати, скоро будут играть ЦСКА и «Спартак». И я хочу обратиться к фанатам обеих команд: покажите, как вы умеете болеть! Помните, как дерби собирало полные «Лужники», ребята устраивали шикарный перфоманс? По-человечески ведь тоже можем.
Россия – цивилизованная страна. Но без каждодневной работы с фанатами сейчас никуда. Если она будет – думаю, мы справимся с ситуацией. А бесконечно проводить матчи без зрителей, наказывать, штрафовать – это путь в никуда.

– Может метод пряника как раз в России и не работает? Хватит заигрывать с болельщиками...

– А что вы подразумеваете под этими словами? Дело не в заигрывании. А в разделе ответственности. Дайте людям из фанатской среды жилетку, полномочия – и получится стюард.

– Есть же такая практика – на «Локомотиве»...

– Вот именно! И там почти всегда все спокойно, прилично, никаких провокаций. В новом «Законе о болельщиках» мы прописали положение о стюардах, их правах. А тех, кто приходит на матч с четкой целью его сорвать, нужно жестко наказывать.

– Билет по паспорту – это не выход из ситуации?

– Я не сторонник данной идеи. Мы сразу выделяем футбол из общей массы. Почему, например, в театр можно купить билет без паспорта? Чем он лучше, хуже? Кроме того, если вы продаете билет по паспорту, то по нему нужно проходить и на стадион. А так какой смысл? Я вам продам по паспорту, а вы отдадите билет другу. И все. Зачем тогда вообще было затевать эту историю?
Надо идти по пути клубных карт, персональных мест на стадионе, семейных секторов. В нормальном европейском клубе 70 - 80 процентов билетов – абонементы. И там четко знают, кто именно приходит на стадион. А у нас в это все не хотят вникать. И начинается: «Это ваши болельщики, это не наши болельщики». Ерунда полная.
Вообще у фанатов все решает среда обитания. Помните, во время Euro-2012 в Польше задержали нескольких российских болельщиков? Так я смотрел их личные дела – господи, обыкновенные дети... Кто-то в университете учится, кто-то астматик, весь больной... Просто парни попали не в ту компанию.

– Новые российские стадионы могут изменить ситуацию к лучшему?

– Вот в Донецке с появлением «Донбасс-Арены» сразу и посещаемость увеличилась на 30 процентов, и культура боления перешла на новый уровень... Но там готовились к этому три года! Обучали персонал, работали с фанатами. В Казани сейчас тоже, тьфу-тьфу, всерьез подошли к делу, изучали опыт европейских коллег, смотрели море стадионов по всему миру. У «Спартака» также должна получиться хорошая, продуманная арена.
В общем, все будет в порядке. Если, повторюсь, каждый будет заниматься своим делом.

 

Источник: http://www.minsport.gov.ru/press-centre/interview/5225/

  Теги Виталий Мутко